Новости РФ,  Новости Украины,  Украинские организации в РФ

Максим Михайленко: о перспективах Украинско-Российских отношений

Spread the love

Вопросы Максиму Михайленко задаёт редакция UKRRUS.ORG

Каковы перспективы экономики в новом году у Украины и у России?

Это, конечно, очень широкий вопрос. Проще, видимо, начать с России. Политика властей РФ направлена на завершение огосударствления экономики, хотя в более гибкой форме, чем в советские времена. В этом году нельзя было не заметить ускорения процесса ликвидации последних крупных частных предприятий. По сути, нынешняя экономическая и политическая модель РФ – это реплика ГДР в ранние 80-е, с теми или иными этнографическими особенностями. Есть, однако, важное отличие – практически полностью сырьевой экспорт и курс на изоляцию на мировом рынке высоких технологий. Думается, что в будущем году, невзирая на усилия Росстата, показатель темпов роста ВВП продолжит колебаться в диапазоне -/+1,5%, а отток иностранных инвестиций продолжится. Неизбежен и рост цен, а также коммунальных тарифов – они призваны компенсировать квазигосударственным корпорациям потери на внешних рынках. Что касается Украины, то ожидания от будущего носят смешанный характер. С одной стороны, в уходящем году фиксируется наиболее высокий показатель экономического роста за восемь лет, +3,5%. Благодаря принятым за прошлые годы либеральным финансовым законам и проводившейся устойчивой резервной политике, в этом году в украинские ценные бумаги зашло около $5 млрд. Занятые за рубежом граждане перечислили $12 млрд. До $3 млрд – ранее согласованные инвестиции в энергетический и аграрный сектор, другие производства. В сравнении с номинальным долларовым ВВП по прогнозу МВФ на текущий год – это 13% ВВП. Отсюда и действующий прогноз – 3-4% роста ВВП в будущем году. Вместе с тем, нарастают и риски – курс гривны, выросший за полгода к доллару на 20% способствует импорту, множество принятых впопыхах законов способны усилить бюрократизацию, а неготовность власти чётко определить свои отношения с такими олигархами, как проблемный Игорь Коломойский, беглый Дмитрий Фирташ и вездесущий Ринат Ахметов – усложняют отношения Киева с донорами и предпринимательским сословием, требующим равных правил игры.

–Каковы будут особенности политического процесса в наших странах в следующим году?

Что касается России, то, по моему мнению, Кремль откажется от экспериментов в партийном строительстве и игр в ограниченный плюрализм. Несмотря на те или иные зондирующие вбрасывания о пресловутом трансфере власти, без возникновения чрезвычайной ситуации – вместо трансфера продолжится закручивание гаек. В частности, речь идет о переходе к мажоритарной избирательной системе и возвращению к назначению региональных руководителей, в том числе и в некоторых этнократиях, продолжающих проявлять определённую нелояльность – Ингушетии, Дагестане, Татарстане, Башкортостане. Протестные явления, сформировавшие в уходящем году собственную субкультуру благодаря частичным успехам на муниципальных и даже провинциальных выборах, а также в рамках экологической повестки дня, продолжат развиваться по горизонтали. По видимому, начнет возрастать роль политической и дружественной ей бизнес-эмиграции, поскольку ими накоплен критический человеческий и информационный ресурс. Однако и ужесточение репрессий неизбежно – с одной стороны, они инерционно уже достигли уровня позднего брежневизма (при большей брутальности, свойственной правлению династии Дювалье на Гаити), с другой – российская оппозиция всё еще демонстрирует определённый промискуитет, придерживаясь теорий Льва Толстого и практик Махатмы Ганди, провоцируя, таким образом, рост насилия по отношению к себе. Что касается Украины, то наш событийно-прогнозный фон, скажем так, менее ярок. По сути, ожидания можно свести к пяти моментам. Первый – это византийская по стилистике кампания министра внутренних дел Арсена Авакова (занимает свой пост с февраля 14-го года) за пост премьер-министра. Второй – это борьба разномастных общественно-парламентских коалиций вокруг итоговой модели законодательства о продаже земли сельскохозяйственного назначения. Третий – это грядущие в конце следующего года местные выборы и ломка копий вокруг их правил (и вероятных конституционных изменений), а также других важных законов. Четвертый – это очередная попытка приватизации госпредприятий и параметры конфликта с олигархами. Наконец, пятый – это перспектива распада правящей партии “Слуга Народа” в связи с вышеперечисленными структурными противоречиями и очередные досрочные парламентские выборы по новой системе.

Как вы видите трансформацию русско – украинских отношений в 2020 ?

Во-первых, украинско-российские отношения в наступающем году продолжат скользить по краю возвращения в горячую фазу вооружённого конфликта. Вместе с тем, нельзя исключить и неких послаблений существующего режима коммуникаций – это может касаться вычеркивания из списка нежелательных лиц тех или иных граждан, а также восстановления тех или иных транспортных маршрутов. Но определяющим фактором будет служить контракт по транзиту газа. Во-вторых, уже сегодня приоритет в российской проблематике смещается на отношения не с российским государством, а с российским обществом, которое стало заложником и жертвой многолетней конфронтационной политики суверенно-демократического правительства Владимира Путина. И здесь вот что – несмотря на всё произошедшее, прогрессивно-патриотические круги в Украине не считают гражданское общество в России мёртвым, несуществующим и безнадёжным. При этом, в-третьих, полезно осознавать – российская оппозиция, как на “большой земле”, так и в эмиграции – крайне неоднородна. К сожалению, сравнительно высок уровень ее инфильтрации агентами российской политической полиции и диверсионных служб. Это обстоятельство всегда необходимо принимать во внимание. Поэтому, в-четвёртых, Украина – уже сегодня – поворачивается лицом (это и текущие изменения в законодательстве о гражданстве и многое, многое другое) к тем гражданам России, которые осознают свою украинскую идентичность, и к выходцам из Украины, которые привержены европейским, демократическим ценностям. При всех известных ограничениях, это более чем существенный процент населения РФ. Очевидно, что ключевую роль в процессе демократизации России будут играть энтузиасты украинской диаспоры, естественным образом являясь распределённым ядром проевропейского движения. Транзит украинского государства к переосмыслению роли украинцев России – более не риторика. А что касается вопроса о судьбе (и это в-пятых) Автномной Республики Крым, то здесь необходимо подчеркнуть следующее. Первое – преобладающие в правящей коалиции и парламентской оппозиции патриотические круги – считали, считают и будут считать оккупированный Крым частью проблемы оккупированных Россией территорий. Никакой торг здесь неуместен – с западными европейцами ли, американцами ли, Путиным ли. Второе – при всем внимании и сострадании в отношении автохтонного этноса Крыма и очевидных заслугах его политических лидеров в отстаивании общеукраинской позиции на мировой арене, мы надеемся на большую интенсивность протестного процесса в Крыму. И третье – общеизвестно, что в составе Украины Автономная Республика Крым пользовалась, пользуется и будет пользоваться максимально широким набором свобод и привилегий самоуправления, не представимым при ее нынешнем, в рамках оккупационного квазизаконодательства, унизительном подчинении то ли российскому Ростову, то ли Краснодару. Решение крымского вопроса вполне однозначно решено на уровне Организации Объединённых Наций, а наполнение этого решения реальным содержанием неразрывно увязано с общественно-политическим процессом в самой России.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

× 4 = 8

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.